+7 (495) 956-79-28
Демо-версия клиента под BlackBerry
Версия для печати
Главная / Пресс-центр / Статьи и интервью / Рынок СЭД/ЕСМ: итоги-2012 и перспективы-2013
Статьи и интервью

Рынок СЭД/ЕСМ: итоги-2012 и перспективы-2013

18.02.2013

Основная тенденция развития рынка систем управления корпоративным контентом и электронного документооборота (ECM/СЭД) в прошедшем году осталась прежней — данное направление стабильно росло, причем как обычно опережающими темпами по сравнению с софтверной сферой в целом. По предварительными данным IDC, уже просочившимся в СМИ, в 2012 г. затраты заказчиков на внедрение этих систем (правда, тут учитывается и стоимость ПО и затраты на проектные услуги) возросли примерно на 20%, притом что объем программных продаж (хотя опять же тут считается только тиражное ПО) — на 13%. Причем такое опережение характерно и для мира в целом: по оценкам Gartner, ECM-рынок в прошедшем году вырос на 11%, что почти в два раза выше средних темпов софтверной отрасли.

Другой давней традицией ECM/СЭД является то, что это направление стабильно находится в центре повышенного внимания как ИТ-общественности, так и не-ИТ. Объяснение этому факту достаточно просто: во многом именно в рамках того, что мы по традиции называем “управление неструктурированным контентом”, происходит наиболее активное проникновение современных ИТ в нашу жизнь, как деловую, так и частную. Это хорошо видно по тому, что практически все ИТ-инновации последних лет (облачность, мобильность, социальность, BYOD) в значительной степени обсуждаются как раз в контексте решения ECM/СЭД-задач. Не менее важным моментом является то, что именно через сферу управления контентом главным образом растет значимость социальной составляющей ИТ, связанной с существенным изменением схемы общественно-политического управления страной, которая включает два основных взаимосвязанных аспекта — управление государственным аппаратом и взаимодействие общества с этим аппаратом.

В целом, если смотреть на сугубо количественные показатели динамики развития, получается, что 2012-й не очень отличается от предыдущего. Однако если посмотреть внимательнее, то можно увидеть, что как раз в прошедшем году на российском рынке ECM/СЭД происходили важные качественные изменения. Наверное, самым главным тут стало то, что именно в 2012 г. начался уже давно ожидавшийся переход от использования ИТ в рамках российской традиционной идеологии СЭД к применению общемировых подходов ECM. Внешне это выражалось, в частности, в том, что одной из центральных тем на этом рынке в первой половине прошлого года были дискуссии на тему выхода за горизонты СЭД, а уже осенью разговоры об этом почти прекратились, причем во многом именно потому, что предмет спора уже попросту стал малоактуален. Выход уже состоялся...

Объективно это было видно и по тому, что сам термин СЭД стал использоваться все меньше, а для обозначения рынка начали применять или комбинированный вариант ECM/СЭД или просто ЕСМ. Не очень внешне заметным, но качественно важным стало повышение внимания к данному рынку со стороны аналитиков. Так, в 2012-м была впервые проведена оценка российского рынка компанией IDC, правда, ее итоговые данные (в том числе по объему рынка — 277,22 млн. долл. в 2011 г.) получили неоднозначные отклики экспертов, но уже сам факт такого исследования заслуживает внимания.

Следствие расширения рынка — зримое изменение конкурентной ситуации, которое заключалось в активизации деятельности на нем как ведущих зарубежных поставщиков, так и новой волны российских разработчиков. Безусловно, важным участником рынка остается государство, которое к своим двум традиционным позициям — регулятора и потребителя — в прошлом году активно продолжило примерять и роль поставщика ПО. В этом плане, безусловно, очень серьезным событием 2012 г. стала смена руководства профильного министерства (Минкомсвязи), которая сопровождалась заметной коррекцией организационно-технологического курса этого ведомства. Например, можно говорить о завершении разговоров о всеобщем переходе на свободное ПО и повороте в сторону широкого использования облачных моделей.

И все же: что думает российское экспертное сообщество о развитии отечественного рынка ECM/СЭД? Каковы главные итоги прошедшего года и что можно ожидать в наступившем? Продолжая традицию, мы обратились к представителями ряда ведущих игроков российского рынка с предложением поделиться своим мнением о ситуации в отрасли. Им было задано два основных вопроса: что интересного для отрасли произошло в 2012 году и что важного можно ожидать в новом году?

Выход за горизонты СЭД

Тема “выхода за горизонты” так или иначе присутствовала почти на всех отраслевых мероприятиях и постоянно присутствовала в публикациях на страницах СМИ.

Ситуация в целом достаточно понятна: до еще недавнего времени использование СЭД в организациях было ограничено в основном решением задач автоматизации базовых делопроизводственных технологий: регистрации, управления прохождением и хранения документов, процессов, которые относятся в основном к категории организационно-распорядительного документооборота. Чаще фактически речь шла об электронной поддержке традиционных форм работы с бумажными документами, а пользователями СЭД обычно выступала довольно узкая группа специалистов по управлению документами. Сейчас же СЭД, наконец, вышли за рамки канцелярий, резко расширился спектр задач и круг пользователей, предприятия стали переходить на работу именно с электронными форматами контента.

По мнению генерального директора компании “Электронные офисные системы” Владимира Баласаняна, уже сейчас можно говорить о том, что внутренний документооборот организаций преимущественно электронный, а пользователями СЭД стали все сотрудники, включая руководителей: “В этой ситуации СЭД рассматривается теперь в первую очередь как инструмент управления бизнес-процессами. Руководителям интересно не только и не столько прохождение конкретного документа, сколько состояние определенного бизнес-процесса, элементом которого он является. Эту потребность заказчики называют по-разному: бизнес-процессы, проектное управление, электронные услуги и т. п. Для эффективной реализации этих функций необходимо наличие в СЭД функций процессного управления, а также полноценного API”.

С ним солидарна председатель совета директоров группы компаний “Системы и Проекты” Елена Мамышева: “Сегодня отчетливо виден ориентир на документооборот, как на комплексное решение с глубокой интеграцией в производственную среду предприятия и ее основные бизнес-процессы. А поскольку в основе производственной деятельности любого предприятия лежит объект управления, который и является предметом сферы его деятельности, и для обеспечения качественного управления этим объектом требуется качественное управление документационными ресурсами, то абсолютно неизбежны требования привязки контента к объекту управления. В свою очередь это предполагает развитие интеграционной среды и необходимость взаимодействия систем электронного документооборота с финансовыми, производственными и другими автоматизированными системами предприятия”. При этом она подчеркивает, что речь идет не просто о росте использовании функционала СЭД, а о качественном изменении позиционирования данных решений в общем ИТ-комплексе предприятия: “Электронный документооборот теперь уже не просто обеспечивает работу с входящей/исходящей корреспонденцией, протоколами и поручениями. Сегодня он трансформируется в систему управления производственными и бизнес-процессами с развитыми электронными архивами и представляет собой своеобразную шину, которая обеспечивает взаимодействие различных систем через документационное управление”.

Поскольку развитие СЭД в России идет в целом в направлении расширения функционала, описываемого концепцией ECM, то было бы логично посмотреть на данный процесс именно со стороны ECM-классификации. По мнению ИТ-аналитика компании DIRECTUM Сергея Бушмелева, большинство российских заказчиков начинали знакомство с миром ECM-технологий с автоматизации делопроизводства, круг задач которых можно отнести к категории Records Management. Но сейчас рост рынка идет в значительной степени за счет направлений Document Management и Business Process Management (BPM). Заказчики ставят задачи комплексно, оперируют более масштабными понятиями, чем входящие/исходящие документы. Увеличение круга обрабатываемых документов требует резкого расширения использования методов поточного сканирования и распознавания документов, использования таких технологий, как штрих-кодирование.

Все это, например, хорошо видно по тому, что организации проявляют растущий интерес к финансовому архиву. “Счета, накладные, платежные документы лежат вне пределов классического делопроизводства, но решение этой задачи позволит добиться положительных результатов не только для бухгалтерии, но и для отдела снабжения, финансового, юридического отделов, руководства, — подчеркивает аналитик DIRECTUM. — Есть и другие примеры: это автоматизация проектного документооборота, управление договорами, согласование счетов на оплату, управление претензиями, автоматизация кадровых процессов. Сейчас уже многие понимают, что ECM-система предприятия может использоваться для управления результатами интеллектуальной деятельности и управления деятельностью”. Он отмечает также рост заинтересованности заказчиков в автоматизации нестандартных или специфических для организации бизнес-процессов. Например, для банков — это управление клиентским досье. Долговременным трендом можно назвать интерес к автоматизации недокументо-ориентированных операций, например обращений в службу поддержки, хозяйственные заявки и т. п. Еще одно наблюдение Сергея Бушмелева: в 2012 г. отмечен рост интереса к ECM-решениям со стороны крупных заказчиков: если ранее преобладали компании, относящиеся к среднему бизнесу, то сейчас и представители крупного бизнеса осознают необходимость автоматизации.

Вместе с тем далеко не все эксперты разделяют мнение о том, что переход к электронному документообороту даже внутри организаций уже завершен хотя бы общих чертах. Директор по корпоративным проектам компании “ABBYY Россия” Дмитрий Шушкин говорит том, что процесс перехода к безбумажному документообороту идет уверенно, но все же совсем не так быстро, как этого хотелось бы и можно было бы ожидать: “Постепенно организации будут там, где это возможно, автоматизировать свою деятельность с помощью электронных документов. Однако в ближайшие пять лет объемы бумажного документооборота в России вряд ли станут меньше. Продолжает расти бизнес, увеличивается число компаний (в том числе малых и средних) и, как следствие, растут объемы производимых ими бумажных документов”.

Сергей Бушмелев уверен, что в 2013 г. продолжится выход ECM-систем за рамки делопроизводства: “Будут ставиться новые задачи, функционал уже имеющихся систем будет расширяться за счет новых модулей. Постановка новых задач ведет к расширению круга пользователей ECM-систем. Причем в число пользователей могут быть включены партнеры и клиенты компании. Юридически значимый электронный документооборот между компаниями набирает силу. Наряду с типовыми документами, такими как счета-фактуры, накладные, акты, компании будут активно обмениваться произвольными юридически значимыми электронными документами — письмами, договорами и т. д.”

“«Выход за горизонты СЭД» — уже не просто маркетинговый термин, но реальная потребность заказчиков, — подвел итог разговора на эту тему главный архитектор компании “Логика бизнеса 2.0” Олег Бейлезон. — ИТ-поставщики получают все больше запросов на системы, которые “не просто документооборот”, но еще и бизнес-процессы, специфическая работа с контентом, интеграция в информационный ландшафт. В 2013 г. рынок просто обязан отреагировать достойным предложением на такие запросы”.

Облака, мобильность, социальность

Специфика ситуации на рынке ECM/СЭД заключается в том, что если наши СЭД стремятся по своим возможностям выйти на уровень круга задач “мировых ECM”, то и последние совсем не стоят на месте: границы ECM также расширяются, меняется внутренняя структура рынка. При этом все происходит не только за счет некоторого естественного роста потребностей пользователей, но и появления качественно новых технологических возможностей, в свою очередь активно влияющих на расширение круга решаемых заказчиками задач.

Размышляя на эту тему, Елена Мамышева отмечает, что вследствие бурного развития информационных технологий сегодня мы наблюдаем смену требований к процессу автоматизации и со стороны управленческого персонала. В последнее время остро востребовано развитие корпоративной коммуникационной среды, в которой руководящий состав сможет с минимальными временными затратами на изучение вопроса рассмотреть документ, оценить обстановку, сопоставить факты, оставить замечание (открытого или ограниченного для доступа характера), запросить комментарий или переадресовать поручение. И при этом нужно получить в режиме реального времени информацию (как детального характера, так и в сжатом формате) в виде цифр, различных индикаторов, с наглядными диаграммами и медиа материалами. Такое изменение информационных задач требует использования иных технологических средств, именно потому сейчас можно наблюдать рост спроса на портальные решения и панели управления.

Наверное, второй по частоте упоминания после “выхода за границы” в прошлом году была тема мобильности, что, конечно, является отражением развития ИТ-рынка в целом. Актуальность темы повышается благодаря существенному росту парка мобильных устройств, особенно планшетов, которые могут выступать полноценными средствами доступа к системам ECM-класса. Правда, если посмотреть внимательнее, то нетрудно увидеть, что пока мобильность в области СЭД ограничивается почти исключительно снабжением модными планшетами высшего руководства компаний. Но этот момент является во многом действительно революционным в деле развития СЭД: появление современных мобильных устройств позволило решить задачу, о необходимости и сложности которой уже много лет говорили автомат заторы: вовлечь в сферу использования ИТ непосредственно первых лиц организаций. Так или иначе, можно констатировать, что практически все ключевые производители СЭД-решений уже выпустили (или собираются выпустить) свои мобильные клиенты, позволяющие перенести или реализовать заметную часть функциональности ECM-системы на планшете, а иногда даже и на смартфоне.

По мнению Елены Мамышевой, топ-менеджеры и сами ощутили реальный эффект от мобильной работы благодаря простоте и доступности использования ИТ-систем для принятия оперативных решений вне офиса. Причем и в мобильности в прошлом году наметился явный “выход за границы”, в данном случае “границы высшего руководства”. “Если одним-двумя годами ранее специализированные мобильные решения предлагались, как правило, для высшего руководства, — отмечает Сергей Бушмелев, — то в 2012 г. круг пользователей подобных решений расширился за счет руководителей среднего звена и специалистов”.

Обсуждая тему в общих чертах, Олег Бейлезон отмечает, что использование мобильных устройств в повседневной служебной деятельности идет по нарастающей, соответственно все больше платформ и информационных систем снабжаются мобильными рабочими местами: “Здесь все “бурлит”, наблюдается большое разнообразие подходов и технологических решений, да к тому же ситуация подогревается ростом возможностей самих мобильных устройств. Думаю, что в 2013 г. мы увидим много нового и интересного в этой области”.

Дмитрий Шушкин считает, что отечественные разработчики отреагировали на мобильный тренд быстрее, чем их западные коллеги. Он это объясняет тем, что наши поставщики СЭД более отзывчивы к изменению спроса в виду их меньшего размера по сравнению с ключевыми мировыми игроками в данном сегменте, их внутренние процессы менее забюрократизированы. Развивая эту тему он отмечает: “Большой спрос на мобильность мы наблюдаем и среди наших заказчиков в сегменте систем потокового ввода документов и данных, в котором мы традиционно сильны. Стоить отметить, что мы и до этого рассказывали заказчикам о пользе применения мобильных технологий для задач Data Capture и сопутствующих им процессов захвата изображений и контента, но именно начиная с 2012 г. мы ощутили повышенный интерес к данной теме. Сейчас мы уже имеем несколько заказчиков, заинтересованных в подобных проектах, идет стадия активных переговоров. На наш взгляд, у этого направления большое будущее”.

Согласно отчётам аналитиков, в 2012 г. в мире количество вновь приобретаемых смартфонов и планшетов для доступа к Интернету превысило количество приобретаемых классических компьютеров. Эксперты единодушны в оценке того, что дальнейший тренд будет направлен всё более в сторону различных мобильных устройств и что сегмент ECМ, связанный с мобильными технологиями, использованием смартфонов и планшетов для осуществления повседневных бизнес-задач, будет расти в ближайшие годы особенно заметно.

“После довольно долгого периода общих разговоров о возможностях и перспективах облачных моделей использования ИТ, и в этой сфере в прошлом году наметился явных прогресс. На протяжении последних лет разработчики СЭД шли по пути оптимизации работы с информацией, организации удобного поиска и хранения данных, удовлетворяя потребность пользователей, в том числе и в упрощении подачи информации, — говорит об объективных причинах интереса к облакам Елена Мамышева. — Использование различных методов разбора больших массивов данных (в интеграции с другими решениями) и представления их в удобном и наиболее информативном виде позволяет сегодня легко перейти на новый технологический уровень, обеспечивающий такое преобразование СЭД, которое позволит управлять предприятием в удаленном режиме и в парадигме облачных решений”.

Обсуждая облачную тему, Олег Бейлезон подчеркивает, что облачные сервисы промежуточного слоя — это не приложения с готовым функционалом, но и не просто инфраструктура. Речь идет об использовании специализированных серверов приложений с различными конфигурациями, веб-серверов, о системах хранения и средствах интеграции. В качестве примера он приводит Amazon с Elastic Cloud и Microsoft Azure. Эксперт считает, что такой подход позволяет разработчикам прикладных решений сосредоточиться на создании бизнес-ценности, не отвлекаясь на инфраструктурные вопросы. Правда, он отмечает, что для промышленных приложений “облачное удовольствие” будет недешевым — оплата сервиса идет за каждый мегабайт или даже за каждую операцию ввода-вывода. Хотя, возможно, 2013 г. сможет стать годом выявления “коридора рентабельности” для использования таких сервисов.

Однако кроме темы облачных инфраструктур есть еще важное направление использования ПО в режиме SaaS (софт как сервис). По мнению Олега Бейлезона, прошлый год ознаменовался бурным ростом SaaS-приложений для совместной работы от российских компаний. Правда, при этом он отмечает, что в 2013-м многие из таких сервисов рискуют столкнуться с болезнями роста, связанными с увеличением потребности пользователей в дополнительном или более специализированном функционале. Практика показывает, что разработчики не всегда предусматривают требуемое рынком усложнение своих решений.

Говоря о росте популярности облаков и SaaS, нужно также, конечно, сказать о запуске облачного сервиса “07Док” совместными усилиями “Ростелекома” и ЭОС.

А вот тема социальности, уже широко обсуждаемая за рубежом в практической плоскости применения этих методов к организации и поддержке бизнеса, в нашей стране находится пока в стадии начального освоения. “Если облачные технологии для нас уже не являются чем-то новым и малоизученным, даже наоборот — они воспринимаются как безусловная реальность, имеющая неоспоримые преимущества, то социальные сети — это идея, которая сегодня активно влияет на мировосприятие рынка, — высказывает свое мнение Елена Мамышева. — Появляется понятие социальных сетей в отдельно взятой компании, корпорации или группе людей. И как следствие, сегодня мы наблюдаем процесс, как перед СЭД ставятся новые задачи, с новыми способами коммуникации между участниками документооборота и бизнес-процессов, с несвойственными ей казалось бы функциями, с элементами, присущими социальным сетям, в которых обычным делом является обсуждение проектов, обмен информацией, создание блогов и многое другое. В свою очередь, развитие таких локальных социальных сетей и технологий логично приведет к необходимости организации обмена данными между несколькими социальными сетями или даже их объединения в сложные структуры”.

Сергей Бушмелев также считает, что 2013-й имеет шансы на то, чтобы стать переломным в плане перевода темы социальности из стадии разговоров в фазу реальных дел: “Корпоративные ECM-системы получат элементы функционала, до того характерного, скорее, для социальных инструментов, чем для делового программного обеспечения. Близкой к социальной является тема геймификации (использования игровых технологий). Бизнес-сообщество еще не выработало к геймификации однозначного отношения, тем интереснее будет наблюдать смелые эксперименты по включению ее элементов в интерфейс ECM-систем”.

По мнению генерального директора компании “ИнтерТраст” Андрея Линева, именно на основе метафоры соцсетей будет проходить внедрение элементов горизонтального управления в российских организациях. Это в какой-то мере видно уже сегодня: заметно повышение внимания заказчиков при выборе СЭД к ее возможностям в плане повышения эффективности работы управленцев: персонализация интерфейсов и контента, возможностей по управлению личными и коллективными планами и задачами. Среди других технологически функциональных тенденций он выделяет также усиление аналитических (интеграция систем ДОУ с различными аналитическими приложениями) и поисковых технологий в СЭД, рост спроса на консалтинговые услуги по постановке и организации ДОУ при переходе от регистрации и учета к документообороту в электронном виде, сертификацию по ISO, а также повышение интереса к решениям, предусматривающим интеграцию сервисов систем управления документами с корпоративными порталами.

Важным событием для ИТ-рынка в целом стал, как обычно, выход осенью прошлого года новых клиентских ОС Microsoft — настольной Windows 8 и мобильной Windows Phone 8. В преддверии появления этого продукта аналитики много спорили о возможности изменения ситуации в сфере клиентско-мобильных устройств, но сейчас эксперты сходятся во мнении, хотя прогнозировать развитие ситуации довольно сложно, что Windows 8 сможет существенно подвинуть iOS и Android в сегменте ОС для планшетов и мобильных устройств.

В этой связи Сергей Бушмелев отмечает, что в России высока доля персональных компьютеров, работающих под управлением Windows. Поэтому с выходом нового семейства операционных систем Microsoft все же стоит ожидать мобильных и автономных решений для Windows 8 Pro/RT и Windows Phone 8. Тем не менее в бизнесе активно используются устройства под управлением Android и iOS, так что будут представлены новые решения и для этих платформ.

Говоря о технологических тенденциях российского рынка СЭД, Андрей Линев напомнил, что традиционно важными для российского рынка автоматизации задач управления документами и поддержки коллективной работы еще с начала 90-х годов являются технологии IBM Lotus Notes/Domino. Однако характерно, что, продолжая поддерживать эти средства, ряд ведущих отечественных разработчиков взяли решительный курс на расширение поддерживаемых базовых платформ, в том числе от других мировых поставщиков. И все же IBM Notes/Domino (из названия продукта в прошлом году пропало упоминание Lotus, это произошло в результате серьезного ребрендинга всего софтверного хозяйства IBM) остается весьма актуальной для нашего рынка технологией. Тем более, что сама IBM активно развивает данный продукт в направлении поддержки современных идей реализации “социального бизнеса” — очередная версия системы IBM Notes/Domino 9.0 Social Edition выйдет в марте этого года. Андрей Линев обещает ее поддержку в решениях своей компании.

Изменения конкурентной среды

По мнению большинства наших экспертов, несмотря на расширение сферы применимости в России средств ECM/СЭД и появление новые технологий, в прошедшем году на российском рынке принципиальных изменений не наблюдалось.

Елена Мамышева отмечает, что все последние годы состав поставщиков на рынке систем электронного документооборота был более-менее стабилен. Хотя, конечно, формирование новой конкурентной среды обязательно предполагает появление игроков, предлагающих новые решения, ориентированные на использование мобильных и облачных технологий: “Эти решения уже никого не удивляют, а де-факто становятся стандартом. А нарастающий ажиотаж вокруг развития социальных сетей — это уже не просто требование времени, а смена парадигмы мышления. Таким образом, превращение систем электронного документооборота в среду информационного взаимодействия становится неизбежным. Нарастающее понимание того, что документооборот в своем первоначальном, классическом, значении уже не представляет большого интереса, безусловно, должно привести к появлению новых фигурантов на рынке этих систем”.

Владимир Баласанян высказывает более сдержанную позицию по поводу возможности появления новых игроков: “Принципиальных изменений в конкурентной среде не произошло, да и не могло произойти. Работа с документами — по самой своей природе — весьма консервативная сфера деятельности. Организации достаточно медленно и осторожно модернизируют свои документационные технологии, стремясь при этом сохранить традиционно сложившиеся приемы работы. В этих условиях цена входа на рынок остается высокой”. Он отмечает, что, несмотря на продолжающийся рост объема рынка, процессов консолидации (слияния, приобретения бизнеса) пока не наблюдается, что говорит о достаточно умеренной конкурентной ситуации. Не произошло и ожидавшейся со сменой руководства Минкомсвязи широкой экспансии СЭД “Практика” из Татарстана. “Разработчики сейчас заняты модернизацией СЭД с учетом новых реалий и потребностей заказчиков: мобильные приложения, процессное управление, облака и т. д.”, — таково мнение о нынешних заботах поставщиков СЭД руководителя ЭОС.

Правда, Дмитрий Шушкин все же отмечает более активное поведение на рынке ECM западных поставщиков, в первую очередь Oracle и OpenText. Говоря о том, что Open Text в своей работе опирается на сотрудничество с SAP, он также указывает на интересный тренд 2012 г., который будет сохраняться и в будущем: сращивание систем разных классов между собой. Речь, в частности, идет об интеграции ECM с BPM-системами, сюда же можно отнести предлагаемые SAP и Oracle готовые решения, совмещающие ERP- и ECM-составляющие.

Андрей Линев считает, что существенным аспектом развития российского рынка ECM/СЭД является усиливающееся влияние на нем таких западных вендоров, как Microsoft, IBM, Oracle и OpenText, которые серьезно выходят сюда как поставщики и платформ, и компонентов. Для него представляется очевидным, что через некоторое время они предложат и свои решения, которые хорошо интегрированы с их инфраструктурными и офисными пакетами.

Важные события сейчас происходят на рынке СЭД для предприятий малого и среднего бизнеса. С одной стороны, там быстро укрепляет свои позиции компания “1С”, с другой — растет и продолжит расти популярность сервисной модели (SaaS), следствием чего станет то, что роль поставщика программных решений в СМБ будет падать, а поставщика услуг — расти.

Что же касается рынка крупных СЭД, то тут, по мнению руководителя “ИнтерТраста”, наблюдается кризис или приближение к нему: все крупные организации уже “расхватаны и поделены” между основными поставщиками — новые проекты могут возникать только со сменой собственников и ИТ-стратегий на крупных предприятиях. В то же время у разработчиков СЭД, которые по российской традиции являются и внедренцами своих решений, появляются ограничения по объему проектов в виде “фильтра” системных интеграторов, которые перехватывают административными методами все проекты стоимостью выше 10 млн. руб. Есть все основания полагать, что системные интеграторы будут усиливать свой интерес к проблематике СЭД и опускать порог своих проектов ниже указанной суммы.

Негативной для разработчиков СЭД является продолжающаяся тенденция открытия “карманных” компаний-внедренцев, создаваемых в последнее время при крупных государственных структурах и холдингах, их нарастающий конфликт с системными интеграторами традиционной формы собственности. В целом Андрей Линев отмечает продолжение монополизации рынка федеральных и региональных органов власти государственными и около государственными структурами, приводя в пример прошедший осенью прошлого года тендер на сопровождение СЭД в Москве.

Проблемы архивов электронных документов

На рынке является уже давно общепризнанным, что один из сдерживающих факторов развития отрасли, особенно в плане перехода к безбумажному документообороту, — нерешенность проблем с обеспечением долгосрочного (тем более — вечного) хранения электронных документов. Уже давно ни для кого не секрет, что за разговорами о создании электронных архивов чаще всего стоят проекты по некоторой автоматизации все тех же бумажных хранилищ информации, в крайней случае — о создании баз данных с электронными копиями бумажных оригиналов. Именно ориентация наших архивных органов на использования бумажных носителей не позволяет во многом отказаться от бумаги в оперативной деятельности предприятий.

“С каждым годом в органах власти и организациях все более актуальными становятся вопросы создания, организации и функционирования архивов электронных документов. Однако зачастую автоматизация архивного дела идет обособленно от автоматизации делопроизводства и становится самостоятельным процессом, интегрированным с финансовыми и иными производственными системами. Возросшая значимость архивов электронных документов (архивов справок, счетов, договоров, проектных документов, рукописных документов, рабочей корреспонденции) обуславливается потребностью предприятий в получении быстрого доступа к текущим данным и данным прошлых лет. Следует понимать, что архив электронных документов это не просто поиск по запросу нужных документов, а целая система технологий и специфических процессов, которая обеспечивает весь жизненный цикл архивного документа”, — говорит о значимости проблемы Елена Мамышева.

Но что происходит при переходе к использованию архивов электронных документов в реальности? Отвечая на этот вопрос, Олег Бейлезон отметил, что архивы электронных документов — очень перспективное направление для ECM-отрасли, но рост этого направления сдерживается устаревшим нормативным регулированием в сочетании со специфическим менталитетом архивных работников — ведь задача архива — сохранять, а не модернизировать, что отражается и на образе мышления представителей отрасли: “В результате предпринимаются попытки строить электронные архивы по нормативам, принятым для бумажных, и множество сил тратится впустую. Как мне кажется, подход к организации электронных архивов должен быть переосмыслен с учетом функций, предоставляемых именно информационными технологиями: компактность, возможность быстрого поиска по содержимому, удаленного доступа, автоматического комплектования. Если такое переосмысление произойдет, то 2013 г. может стать прорывным для электронизации архивов, в противном случае нас ждет год трудных внедрений — и для исполнителей, и для заказчиков”.

Но произойдет ли такое переосмысление? Каковы перспективы возможных изменений? Свое мнение в весьма корректном виде сформулировал Владимир Баласанян: “В январе 2013 г. на сайте Росархива представлены для публичного обсуждения проекты рекомендаций по комплектованию, учету и организации хранения электронных архивных документов. Речь идет о документах, “не имеющих аналога на бумажных носителях”, однако под документом понимается “материальный носитель с зафиксированной на нем информацией”. То есть о полноценном государственном регулировании в этой области и о современных государственных или муниципальных электронных архивах речь пока не идет”.

Взаимоотношения отрасли и государства

Государство — один из ключевых движителей развития рынка СЭД/ECM в любой стране, выступающих при этом обычно в двух качествах — крупнейшего потребителя и нормативно-правового регулятора. У нас же оно в последние годы все настойчивее позиционирует себя в роли разработчика и поставщика соответствующих средств автоматизации.

Владимир Баласанян согласен с тем, что органы власти страны (разных уровней — федеральные, региональные, местные) являются крупнейшим и весьма продвинутым заказчиком СЭД. Но считает, что другую часть своих функций — регулятора документационных процессов и технологий — оно сегодня в полной мере не выполняет.

Среди значимых государственных решений в области регулирования рынка, Андрей Линев отмечает “скрытый, но для понимающих специалистов вполне понятный, отказ Минкомсвязи от объявленного ранее курса на свободно распространяемое программное обеспечение в органы государственной власти всех уровней”.

В продолжение этой темы Олег Бейлезон вспоминает о развитии в 2012 году истории продвижения идеи о широком использовании свободно ПО в федеральных органах власти: “Как известно, правительство в прошлом году ослабило прессинг на органы государственной власти и разные около государственные структуры по части обязательного использования СПО в разрабатываемых и внедряемых системах. Но в результате более тесного знакомства заказчиков с миром СПО интерес к этой модели доставки ПО стал расти, сейчас наблюдается стабильный интерес к решениям на СПО, не подогреваемый какими-то конкретными государственными стимулами. И этот интерес никуда не денется, особенно если появятся действительно достойные и функционально зрелые решения, построенные на СПО”.

Говоря же о реализуемых в стране проектах национального масштаба, Владимир Баласанян особо выделил разработку системы оказания госуслуг в электронном виде и создание для ее реализации инфраструктуры электронного правительства (СМЭВ, СИА, ПГУ). При этом он отметил, что СЭД является естественным инструментом, обеспечивающим управление госуслугами, компоненты СЭД, обеспечивающие их интеграцию с инфраструктурой электронного правительства, сегодня самые востребованные на рынке госучреждений. Дмитрий Шушкин также особо выделяет среди важнейших проектов 2012 г. на российском ECM-рынке систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), портал Gosuslugi.ru и переход Федеральной налоговой службы на прием электронных счетов-фактур.

А вот Андрей Линев оценивает ситуацию со СМЭВ иначе: он считает ситуацию с запуском 1 июля 2012 г. СМЭВ на полную мощность откровенной неудачей “Ростелекома”. И все это происходило, по его мнению, на фоне практически публичного передела сфер влияния между Минкомсвязи и “Ростелеком” в рамках проекта “Электронное правительство”. В то же время он отмечает рост интереса к созданию на уровне регионов реально корпоративных СЭД, обеспечивающих решение задач межведомственного взаимодействия структур РОИВ и муниципалов, в первую очередь в привязке к госуслугам (взаимодействие РОИВ с многофункциональными центрами оказания госуслуг).

Сергей Бушмелев, со своей стороны, полностью согласен с тезисом о том, что в 2013 г. стоит ожидать роста потребностей в автоматизации со стороны госсектора: “Ранее выполненные проекты дали первые результаты, поэтому последует как расширение географии проектов, включение в контур документооборота новых государственных и муниципальных органов, так и постановка новых задач”.


Автор: Андрей Колесов
Источник: pcweek.ru, февраль 2013

 
Подписка на новости
Ваш E-mail
вернуться наверх