+7 (495) 956-79-28
Демо-версия клиента под BlackBerry
Версия для печати
Главная / Пресс-центр / Статьи и интервью / Политика государства в области информатизации госструктур
Статьи и интервью

Политика государства в области информатизации госструктур

15.05.2009

После смены руководства страны весной прошлого года профильное для ИТ-отрасли министерство стало одним из немногих ведомств, которое пережило не только кадровые перестановки, но и существенную реструктуризацию (Мининформсвязи трансформировалось в Минкомсвязи). Причиной этих перемен было объявлено возрастающее внимание первых лиц государства к ИТ и вера в их огромный потенциал.

Нисколько не претендуя на полноту исследования, рассмотрим положение вещей в нескольких наиболее обсуждаемых в последние месяцы магистральных проектах по информатизации госструктур.

Электронное правительство

Эта, без всякого преувеличения, многострадальная тема почти сразу оказалась в зоне пристального внимания нового руководства страны. 17 июля 2008 г. в Петрозаводске на заседании президиума Государственного совета “О реализации стратегии развития информационного общества в Российской Федерации” именно задача создания электронного правительства рассматривалась первой. Дмитрий Медведев отметил, что хотя с самой идеей никто не спорит (ИТ действительно способны повысить прозрачность госуслуг и тем самым снизить уровень коррупции), в реальности на протяжении нескольких лет в стране почти ничего не меняется. Практически нигде граждане так и не могут непосредственно со своего рабочего места или из дома отправить декларацию, заключить договор или просто узнать о том, как происходит движение документа, с которым они обратились в органы власти. Нет реальных подвижек во внедрении межведомственного электронного документооборота и в формировании так называемых закупок в режиме онлайн. Нет единой системы учета результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполняемых за счет госбюджета.

Характерно, что причины неудовлетворительного положения дел президенту страны в докризисный период виделись отнюдь не в недостаточном финансировании программы, а в первую очередь в низком уровне компьютерной грамотности государственных и муниципальных служащих. (И это при том, что по выражению г-на Медведева, чиновник, не владеющий сегодня элементарными навыками пользования компьютером, не может эффективно работать и, значит, должен искать себе иное место приложения труда.)

Кому-то эти оценки тогда могли показаться чрезмерно пессимистичными. Однако, как выяснилось позже, это были только цветочки. 12 февраля текущего года состоялось первое заседание Совета по развитию информационного общества при Президенте, где глава государства выразил свое недовольство еще более конкретно. Он отметил, что информатизация федеральных структур в настоящий момент по сути исчерпывается оснащением ведомств современными компьютерами, подключенными к Интернету, и формированием различных баз данных. При этом ПК используются как пишущие машинки — не более. Отсутствуют современные системы планирования и финансово-управленческой отчетности. Внутренний документооборот как велся, так и ведется на бумаге (только на рассылку нормативных документов по ведомствам ежемесячно ее уходят тонны) — уже более пяти лет все попытки перевести работы в электронный вид оказываются безуспешными.

Для граждан в большинстве случаев также ничего меняется. Система электронного единого окна не внедрена. Единый портал государственных и муниципальных услуг, открытие которого было запланировано на 1 января и на котором можно было бы получить информацию по всем услугам федеральных, региональных и муниципальных структур власти, так и не заработал.

Даже на фоне недавнего интенсивного роста экономики ситуация за последние годы лишь усугублялась. Опираясь на тот факт, что с 2005 по 2007 гг. по индексу развития электронного правительства Россия в международном рейтинге скатилась с 56 на 92 место, Президент был склонен сделать вывод, что последнего у нас просто нет и все отчеты о его построении — химера.

Что характерно, разработанная Мининформсвязи концепция формирования электронного правительства до 2010 г. получила одобрение Кабинета министров еще в августе 2007 г., однако план по ее реализации на момент выступления Дмитрия Медведева существовал лишь в виде проекта и отдельные его пункты уже явно не соблюдались.

После разгромной речи первого лица государства новая редакция плана была доработана и утверждена буквально в течение двух дней. Уже 14 февраля 2009 г. (несмотря на выходной) председатель правительственной комиссии по проведению административной реформы, заместитель председателя правительства Сергей Собянин подписал соответствующий документ.

Поспешность, с которой были установлены временные рамки работ (к слову, если раньше речь шла о кварталах, то теперь план детализирован по месяцам) кого-то могла навести на мысль, что сроки были взяты с потолка и их снова вряд ли удастся выдержать. В то же время некоторые эксперты склонны были рассматривать повышенное чиновничье рвение как красноречивое свидетельство того, что новый надведомственный совещательный орган (Совет) реально способен работать и, значит, у электронного правительства появился шанс.

Спустя два с лишним месяца, 24 апреля, отчитываясь перед Президентом о ходе реализации плана, Сергей Собянин выделил четыре направления работ. Первое — развитие внутриведомственных систем информации. Хотя интернет-сайты сейчас имеют практически все властные структуры, их качество весьма неоднородно. (По результатам мониторинга ряда сетевых форумов, собственноручно проведенного Дмитрием Медведевым, есть как явно положительные примеры — сайт Налоговой службы, так и резко отрицательные — страница Федеральной миграционной службы, названная Президентом “сапоги всмятку”.) По уверению г-на Собянина, в данный момент уже разработаны некие общие требования к интернет-сайтам, модернизация которых по плану должна завершиться к октябрю 2009 г.

Второе направление — межведомственный документооборот и электронное взаимодействие. С недавних пор рассылка документов из правительства в министерства в бумажном виде стала запрещена, что, по мнению г-на Собянина, уже позволяет вести речь о внедрении электронного документооборота. (Весьма спорное утверждение, хотя бы в контексте неразберихи с практикой доверия электронной цифровой подписи.) Налаживание межведомственного взаимодействия представляется чиновнику гораздо более сложной задачей. Информационные платформы у разных структур сильно различаются, поэтому необходимо создать единые стандарты и прописать общие технические протоколы. К тому же, как отметил Дмитрий Медведев, отсутствие унификации в данном вопросе все еще является банальным оправданием наличия разных бюджетов. И здесь также стоит вспомнить о сегодняшнем существовании внутри ведомств параллельных информационных систем для решения сходных задач. По оценкам Минкомсвязи, на их поддержку тратится порядка 30% выделяемых ИТ-бюджетов (непозволительная роскошь в условиях кризиса), и именно необходимость их оптимизации стала одной из основных причин создания в этом году Совета главных конструкторов.

Так или иначе, обеспечение совместимости ряда (именно так написано в плане) информсистем в режиме опытной эксплуатации должно состояться в декабре 2009 г, а полное решение задачи — в ноябре 2010-го.

Третье направление работ в рамках построения электронного правительства — создание единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной системы управления. Как напоминает г-н Собянин, ранее весьма успешно была реализована система в рамках мониторинга нацпроектов (ГАС “Управление”). Сейчас она трансформирована в систему мониторинга антикризисных мероприятий в субъектах РФ, и в ней должны аккумулироваться сведения о том, как в текущих условиях функционирует промышленность, сельское хозяйство, жилищное строительство и пр. По словам г-на Собянина, сегодня работы в этом направлении ведутся в соответствии с поручением Президента о необходимости “канализировать” всю информацию через одно окно, чтобы каждое ведомство не требовало бесконечных сведений от субъектов (в текущих условиях объем запрашиваемой от них информации вырос в четыре-пять раз).

Опытный участок модернизированной ГАС “Управление” в соответствии со всеми параметрами, заложенными в новой утвержденной в апреле текущего года концепции, планируется запустить в декабре 2009 г. Полномасштабная же эксплуатация начнется в ноябре 2010-го.

И последнее направление, определенное г-ном Собяниным как самое важное, — это предоставление гражданам государственных услуг в электронном виде. По утверждению чиновника, в I квартале 2009 г. было создано 177 так называемых публичных центров правовой информации, а до конца года их число возрастет до 300. (Правда, в утвержденном плане фигурируют сведения о 500 центрах, но возможно разночтения связаны с различной трактовкой терминов "создан" и "введен в действие")

Помимо этого уже закончилось формирование перечня всех необходимых нормативно-правовых актов и определен список услуг, которые требуют первоочередного перевода в электронную форму, таковых, по словам г-на Собянина, оказалось порядка 50.

Согласно плану, опубликованному на сайте Минкомсвязи, опытная эксплуатация системы информационно-справочной поддержки взаимодействия граждан с госорганами начнется в декабре текущего года, а ее ввод в действие — в декабре следующего.

Что же касается упоминавшегося выше единого интернет-портала госуслуг, то его запуск должен состояться в декабре 2009 г. Тогда же планируется создать не менее 10 региональных порталов (с учетом единых требований), а к декабрю 2010-го — уже не менее 40.

Свободное ПО

Отдельные энтузиасты и представители не слишком многочисленных полумаргинальных сообществ продвигали в нашей стране идею массового перехода на свободное ПО (СПО) уже много лет. Однако во властных структурах всерьез ее стали обсуждать только в 2007 г. Толчком к этому послужило знаменитое “дело Поносова”, в которое лично вмешался Владимир Путин. После него СПО начали внедрять в школах, чей опыт впоследствии решили тиражировать и на другие госучреждения.

Вступив в должность Президента России в мае прошлого года, Дмитрий Медведев неоднократно давал понять, что также планирует поддерживать данный курс. По заявленным тогда планам, работоспособная ОС с открытым кодом и полный комплект приложений должны быть разработаны до 2010 г.

Если отбросить технические нюансы, то наибольший интерес сейчас, пожалуй, представляет вопрос, чем именно в первую очередь станут руководствоваться чиновники, когда дело дойдет до реального массового перевода ведомств на открытые стандарты. Казалось бы, в период кризиса на первое место должна была выйти тема экономической целесообразности. Однако изрядная часть адептов СПО продолжает настаивать на первостепенной важности обеспечения информационной безопасности, которая, по их мнению, сейчас поставлена под угрозу мировым монополистом в области производства ПО с закрытым кодом (недокументированные возможности Windows, зловещие планы ЦРУ, нависшая тень информационной войны и т. д.).

Примечательно, что когда в конце прошлого года возможность высказаться появилась у начальника Центра защиты информации и специальной связи ФСБ Андрея Петрова, то выяснилось, что для возглавляемого им ведомственного подразделения что открытое ПО, что закрытое — никакой разницы нет. Если ФСБ потребуется исследовать программный продукт, то на тестирование Linux уйдет столько же времени и средств, сколько и на Windows. Причем если в качестве государственной ОС будет предложена какая-либо открытая платформа, то после того как ФСБ определит адекватность того или иного участка кода, оно будет вынуждено его зафиксировать и обеспечить в дальнейшем совершенную неизменность. Соответственно после подобной процедуры открытое ПО автоматически становится закрытым. И значит, ни о каком мировом опыте, свободном изменении кода и творчестве масс речи уже идти не будет.

От того, чья аргументация будет принята на вооружение, очевидно зависит, произойдет ли в госорганизациях полный отказ от закрытого ПО или все же будет реализована некая гибкая схема. (По мнению практикующих специалистов, порядка 10—15% рабочих мест лучше оставить с тем ПО, которое используется сейчас — дизайнеру и бухгалтеру проще уволиться, чем отказаться от привычных Photoshop и "1С".)

В последнее время одной из наиболее активно обсуждаемых на рынке тем стала так называемая "национальная ОС". В конце прошлого года подкомитетом Госдумы по технологическому развитию было инициировано обращение к президенту страны с предложением о ее создании. Для формирования текста письма была собрана специальная рабочая группа, состоящая из представителей ИТ-рынка (практически из всех его сегментов — производство ПО, сервис, наука, образование, аналитика и т. д.). Ее участники делегировали свои полномочия председателю подкомитета Илье Пономареву, который впоследствии и вручил послание Дмитрию Медведеву. Обсуждение предлагаемого проекта (по ходу дела он сменил название на Национальная программная платформа) скорее всего состоится на ближайшем Совете по развитию информационного общества (по неофициальным данным — в конце мая). Правда, уже сейчас ясно, что Минкомсвязи его поддерживать не будет, о чем говорится в специальном заключении министра Игоря Щеголева, чьи соображения также доведены до сведения Президента.

Впрочем, что касается СПО вообще, то стимулирование его создания и использования в профильном ведомстве считают одним из приоритетных направлений государственной политики в сфере ИКТ.

Концепция использования СПО в органах госвласти начала разрабатываться еще два года назад. Однако принять ее не удается, поскольку за это время успело выйти несколько правительственных поручений различного характера и проекты концепции необходимо привести в соответствие с ними. По мнению г-на Щеголева, сейчас необходимо создать правовую основу, а также сформировать нормативные и организационные условия для применения свободных лицензий. Кроме того, требуется противодействовать монополизму и недобросовестной конкуренции на российском рынке государственных закупок ИКТ, снижать зависимость органов госвласти от поставщиков рынка ИКТ (в том числе иностранных), осуществлять разъяснение и популяризацию возможностей и преимуществ СПО, реализовать комплексные пилотные проекты.

Интернет на службе власти

В рамках данного материала тему использования Всемирной паутины властными структурами можно было и не рассматривать, если бы не программные заявления нового президента страны сразу же после его избрания. Оптимистично настроенная часть общества тогда была склонна оценивать их как обозначение курса политики государства, где ИТ отводится роль реальных инструментов демократии.

Напомним, что в апреле прошлого года Дмитрий Медведев неожиданно для организаторов посетил 12-й Российский интернет-форум (РИФ-2008), где назвал Интернет не иначе как квинтэссенцией свободы самовыражения и заявил, что сам является пользователем Сети приблизительно 12 лет и продемонстрировал осведомленность о принципах работы популярных социальных сетей.

Заявленная в дальнейшем официальная позиция власти относительно свободы слова и ответственности в Рунете выглядела следующим образом. Законы должны соблюдаться везде, и сетевое пространство — не исключение. Нельзя допускать действий, которые входят в прямое противоречие с уголовным кодексом. В то же время государство должно занимать спокойную, лояльную позицию. То есть если речь не идет о преступлениях, то любая интернет-активность должна приветствоваться. Дмитрий Медведев данную позицию стал весьма активно популяризировать, подавая личный пример. В октябре 2008 г. в Сети появился президентский видео-блог, а в апреле текущего года — страница в Живом журнале.

Выступая 22 апреля в блоге на тему развития российского сегмента мировой паутины, Президент специально отметил, что одна из главных задач власти на всех уровнях — быть для граждан предельно открытой и доступной в сетевом пространстве.

Показательно, что именно в пользу использования Интернета на прошлогоднем заседании Госсовета в Петрозаводске был окончательно решен вопрос об инфраструктуре межведомственного электронного документооборота. Предполагавшаяся изначально схема, по которой должны были создаваться специализированные региональные локальные сети с их последующим объединением, была признана нецелесообразной.

Ну и также весьма симптоматичными можно считать процессы, которые в последний год начали происходить в Центризбиркоме, который приступил к реализации экспериментов по использованию Интернета в отечественной избирательной системе — одном из основных институтов любого демократического общества. И если накануне первой попытки осуществить параллельный электронный опрос граждан на выборах в Новомосковске в октябре прошлого года председатель ЦИК России Владимир Чуров совершенно не был уверен в том, нужно ли его ведомству двигаться в сторону виртуализации выборов, то весной текущего года после успешных итогов двух экспериментов, обсуждались уже только перспективы проекта, а отнюдь не вопрос его проведения.

 
Подписка на новости
Ваш E-mail
вернуться наверх