+7 (495) 956-79-28
Демо-версия клиента под BlackBerry
Версия для печати
Главная / Пресс-центр / Статьи и интервью / Электронный документоворот
Статьи и интервью

Электронный документоворот

25.05.2009

При всем многообразии мероприятий на российском IT-рынке ежегодная выставка-конференция DOCFLOW все же представляет собой уникальное явление. В этом году, как обычно, в конце мая она прошла уже в пятнадцатый раз. Это меньше рекордсмена по долгожительству SofTool, но намного больше всех остальных подобных отраслевых форумов. В то же время, более узкая специализация DOCFLOW – системы электронного документооборота (СЭД) – позволяет на ее примере очень четко отслеживать развитие одного из наиболее интересных сегментов отечественной компьютерной отрасли. И хотя в сфере СЭД проходит немало и других мероприятий, но именно DOCFLOW является признанным "зеркалом российского рынка СЭД". Что же это зеркало показало нам на этот раз?

СЭД или ECM?

Прошлогодняя конференция обозначила начало интеграции российского рынка СЭД в мировое пространство. Нет, о выходе наших разработчиков на мировой рынок не было и речи. Дело было в другом – в признании того факта, что нас интересует мировой опыт в этой сфере, и мы готовы к большее широкому использованию здесь IT.

В течение последних 15 лет развитие российского рынка СЭД шло под знаком постоянных дискуссий о том, что такое СЭД и чем СЭД отличается от того, что на Западе объединяется под общим понятием Enterprise Content Management (ECM). При этом доминирующей позицией было мнение о том, что "Запад нам не указ", "они ничего не понимают в специфике российского документоведения", и т.д. Однако как раз за последнюю пару лет произошел не очень заметный, но все же перелом в нашем национальном СЭД-сознании, который выразился в фактическом признании того, что наши СЭД – это лишь верхушка общего ЕСМ-айсберга, и наш сегмент СЭД неминуемо будет преобразовываться в рынок ECM, со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая расширение круга решаемых задач, использование более мощных отраслевых решений и т.д.

На DOCFLOW 2008 этот процесс перехода от СЭД к ECM нашел свое выражение в том, что нашу конференцию впервые посетил президент весьма авторитетной международной ассоциации AIIM (Association for Information and Image Management) Джон Манчини (John Mancini). Его доклад стал одним из наиболее ярких событий мероприятия, по ходу которого посетители поняли, что ECM – это не буржуазная лженаука, а внятная концепция, которую полезно взять на вооружение и нам. Отметим, что и г-н Манчини из этого визита сделал определенные выводы: что Россия также представляет интерес для мирового ECM-сообщества, и потому следует расширять с ней сотрудничество. И определенные плоды этого развития отношений между AIIM и DOCFLOW можно было видеть сейчас, в том числе и в том, что ключевым докладчиком на нынешней конференции стал вице-президент AIIM Атле Скъеккеланд (Atle Skjekkeland).

Государственность как главная "фишка"

Но главной "фишкой" DOCFLOW стал еще один новый качественный момент в жизни конференции – на ее открытие приехал министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев, где выступил с изложением своего видения ситуации на рынке СЭД и познакомился с экспозицией основных участников выставки.

Надо сказать, что СЭД – это, по сути, один из наиболее "государственных" сегментов IT-рынка. Причем это не наша специфика, так обстоят дела во всем мире. С одной стороны, именно госучреждения и ведомства были и остаются сегодня главными потребителями этой продукции. С другой – именно тут регулирующее влияние государства имеет важное значение для развития в стране ECM. Но при этом DOCFLOW отражала (как зеркало) очень любопытный парадокс нашей СЭД-действительности: все годы своего существования это мероприятие позиционировало себя как сугубо деловое, явно не форсируя смычку "бизнеса и государства". В частности, это было заметно по минимальному участию в мероприятии представителей государства, а также по весьма скромному присутствию темы той же "Электронной России" в программах прошлых DOCFLOW.

Однако независимость нашего IT-рынка от государства – фикция. Нынешний кризис очень четко показал, кто заказывает здесь музыку: восстановление объемов отрасли сейчас однозначно связывается с бюджетными вливаниями в IT. И все это видно, в частности, по сообщениям СМИ: новости с высказываниями высоких государственных мужей по поводу IT за последний год переместились из разделов светской хроники на первые полосы даже профессиональных IT-СМИ.

Уже сам по себе визит главного российского чиновника по IT (хотя из названия министерства упоминание об IT давно исчезло) заметно мобилизовал участников DOCFLOW: представить свои экспозиции высокому гостю приехали в том числе и топ-менеджеры, которые раньше на этой выставке не появлялись – например, Борис Нуралиев.

Все плохо. А что делать-то надо?

Сам министр выступил на открытии с приветственной речью. Разумеется, от короткого выступления никто и не ожидал глубокого анализа IT-дел в стране, но все же некоторые оценки в нем прозвучали. И они не столько прояснили ситуацию, сколько озадачили аудиторию.

Вновь прозвучал тезис, озвученный еще осенью прошлого президентом России: не очень высоки достижениях страны по части электронного документооборота в органах государственной власти. Электронное правительство в России, как известно со слов президента, и вовсе "химера".

Но дальше из выступления г-на Щеголева можно было понять, что чуть ли не основная проблема тут заключается в несовершенстве имеющихся на рынке СЭД и в неготовности разработчиков к созданию продуктов нужного уровня. Было также сказано о том, что министерство будет оказывать поддержку системам, "удовлетворяющим стандартам". Но что это за стандарты и кто их будет разрабатывать, не уточнялось. По-видимому, в этом должен принять какое-то участие "совет главных конструкторов", о котором также вскользь было упомянуто, но – без деталей.

На пресс-конференции представитель этого же министерства Илья Массух (он – советник министра) сказал, что основной круг проблем со внедрением электронного документооборота лежит в юридической плоскости и, в частности, связан с несовершенством законов об электронно-цифровой подписи. (ЭП – это давняя и надежная палочка-выручалочка, которая помогает объяснить и оправдать все наши проблемы с автоматизацией государственных органов.) Впрочем, г-н Массух отметил, что наша страна по уровню информатизации властных структур выглядит на общемировом фоне вполне пристойно. В качестве примера прогресса в этой сфере советник министра сообщил, что теперь документы аппарата правительства в нижестоящие ведомства передаются исключительно в электронной форме.

Можно взять пример с американцев

Тут, конечно, можно было бы высказать целый ряд претензий к самому государству, и в частности, в адрес Минкомсвязи, по поводу реальных действий по поддержке продвижения IT в стране в целом и в бюджетной сфере в частности. Но, справедливости ради, нужно сказать, что даже повышение чисто внешнего интереса руководства страны к проблематике IT внушает определенный оптимизм.

Оценка министром российского рынка СЭД как незрелого является во многом справедливой. Действительно, являясь старейшим сегментом отечественной IT-отрасли (новейший этап ее развития, связанный с началом поступления зарубежных ПК двадцать лет назад, начинался именно с автоматизации работы с документами), рынок до сих пор относится к категории "формирующегося": относительно невысокие объемы (по разным оценкам – не более $200 млн в год, включая услуги по внедрению), большое количество поставщиков при наличии огромного числа "самописного" (читай: кустарного) софта, ориентация на заказные разработки, нехватка промышленных технологий массового внедрения систем и т.д. К этому нужно также добавить отсутствие заметного прогресса в деле консолидации игроков.

Но упрекать в этом поставщиков СЭД – неверно. На самом деле повышение зрелости рынка определяется наличием соответствующего уровня спроса. И вот тут роль государства (как регулятора рынка и главного потребителя) очень и очень велика, а играет государство эту роль плохо. Как известно, очень мощный импульс развитию мирового IT-рынка, причем как раз в момент выхода из предыдущего экономического кризиса начала этого десятилетия, дало принятие целой серии законов, ужесточающих нормативные требования к управлению информацией (в частности, закон Sarbanes-Oxley . Закон этот с формальной точки зрения касается только финансовых аспектов деятельности публичных компаний, но по сути обязывает компании хранить всю деловую переписку – и не только ту, что велась на бумаге.

Собственно, вопрос вот в чем: в какой форме государство должно участвовать в развитии IT и, в частности, в распространении СЭД? Оно должно самостоятельно заниматься реализацией IT-проектов, создавая под это очередные гигантские госкорпорации, или формулировать внятные требования к рынку – как к поставщикам, так и к заказчикам – и следить за их надлежащим исполнением? Ответа на этот (риторический, вообще-то) вопрос не слышно.

Пока же мы видим довольно парадоксальную ситуацию. С одной стороны, высшее руководство страны, вроде бы, признает, что с реализацией той же "Электронной России" дела обстоят не очень хорошо. А с другой – вместо анализа причин такого положения дел и поиска путей выхода из него чиновничий аппарат продолжает функционировать как ни в чем не бывало.

 
Подписка на новости
Ваш E-mail
вернуться наверх